28 апреля 2016, четверг, 11:03

«Транснациональные компании уже поверили в российский бренд органической продукции»

546В настоящее время на федеральном и региональном уровне среди чиновников, отраслевых предпринимательских и экспертных сообществ активизировалось обсуждение мер, необходимых для скорейшего создания и продвижения на внешние рынки российского бренда экологически чистой (органической) продукции.

Соответствующее поручение правительству дал президент Владимир Путин в ходе послания Федеральному собранию. Большая часть работы была сделана ранее: приняты соответствующие ГОСТы и другие нормативные акты, вскоре будет представлен защищенный знак маркировки органической продукции, с начала будущего года вступит в силу закон «Об органической продукции». Что еще предстоит сделать для становления в России рынка «органики» и как продавать за границу не просто чистое сырье, а высоко маржинальный брендированный продукт, мы беседуем с исполнительным директором Национального органического союза Олегом Мироненко. По его словам, крупные международные корпорации, такие как «Данон», HIPP, «Валио», уже сейчас собирают вокруг себя пул российских производителей органического сырья, что позволит быстрее нарастить объемы продаж органических продуктов на внутреннем, а потом и внешнем рынках.  

 

 

- Олег Викторович, что уже удалось сделать, чтобы заработал закон «Об органической продукции» и у нас появился легитимный рынок органики? И что можно форсировать с учетом нового поручения президента правительству по ускорению создания международного российского бренда органической продукции? 

 

 

-   Действительно, после послания президента Федеральному собранию вектор работы по развитию органического сельского хозяйства, несколько сместился. Все-таки закон «Об органической продукции» больше направлен на создание и регулирование внутреннего рынка из тех соображений, что сначала должен появиться продукт, вызывающий доверие у нашего потребителя, иначе мы не заставим поверить в него внешнего. Теперь же, с учетом поручения президента, следует активизировать и работу в направлении экспорта через продвижение собственного органического бренда. Однако пока никто не знает, как это сделать. Сейчас Минсельхоз собирает предложения от участников рынка, профильных союзов, специализированных структур, чтобы понять, как нам вывести свою органическую продукцию на внешние рынки как можно быстрей. В западных странах действительно есть спрос на нашу продукцию, но в основном на сырье, где из него уже делают конечный товар. В этом случае страной-производителем указывается страна, где продукт переработан. И даже, если требуется указать место производства сырья, пишут, например, «сделано не в ЕС». Таким образом, российский экспорт органики становится обезличенным. Новое предложение нашего союза заключается в том, чтобы на первом этапе добиться хотя бы того, чтобы иностранные переработчики указывали Россию как производителя сырья, возможно даже чтобы на упаковке появился российский знак «Органик», который должен быть утвержден уже в середине года, вместе с изображением, аналогичным «евролисту». Это позволит иностранному потребителю как минимум привыкнуть к тому, что Россия уже является игроком на рынке органики. А когда мы уже сможем поставлять брендированную продукцию высокого передела, у нее будет больше шансов на продвижение за рубежом. Интерес к этому в принципе есть у европейцев. Например, вице-премьер правительства Алексей Гордеев недавно на выставке BioFach встречался с министром сельского хозяйства Германии Юлией Клекнер, которая сказала, что готова содействовать выходу российской продукции на их рынок. В том числе, речь идет о том, чтобы немецкие переработчики органики указывали Россию как страну происхождения сырья прежде, чем наш ГОСТ признают на мировых рынках.  

 

 

- Почему мы пока не можем продавать высокий передел? 

 

 

- Причин много, основная в том, что рынок еще только становится на ноги, и уже готовые продукты идут в основном на внутренний рынок (как правило, это скоропортящаяся продукция). Мы поставляем за рубеж органической продукции на 10-12 млн евро в год, и это в основном сырье. Всего в  мире в органическом экспортном обороте задействовано продукции более чем на 50 млрд евро, поэтому наша доля пока ничтожна. Из ста сертифицированных компаний только 15 работают на внешнем рынке, остальные в России. И потом, президент ведет речь о продвижении именно органического бренда страны, а он только формируется. Для этого нам сейчас важно завершить начатую 1,5-2 года назад работу по взаимному признанию наших органических стандартов со стандартами и регламентами тех стран, на рынках которых мы хотим быть представлены. Первым делом надо, чтобы наш новый ГОСТ, регламентирующий производство и переработку органической продукции, был признан Международной федерацией экологического сельскохозяйственного движения (IFOAM), на базе стандартов которой все страны принимают свои внутренние правила. Мы сейчас получили от специально созданной по России комиссии COROS (IFOAM) основные уточнения по нашему ГОСТу и в марте подготовим предложения по его изменению. Но и тогда еще около 1,5 лет необходима будет дополнительная работа только по линии IFOAM, а уже потом только начнутся переговоры с разными странами. Это не быстро, но без этого нашу продукцию иностранные потребители не будут воспринимать как органическую. Например, у США есть такой договор о взаимопризнании стандартов с ЕС, а с рядом других стран – нет, и там американская органика таковой не считается, то есть продается с меньшей маржой. 

 

 

- А когда мы потенциально сможем поставлять продукт высокого передела на экспорт? 

 

 

- К этому еще придется долго идти по ряду причин, но, уверен, мы придем. Продавая сейчас сырье, мы получаем 20% выгоды от того, что продукция органическая, а его иностранные переработчики все 80%. Чтобы сформировать рынок конечного продукта, надо провести много мероприятий по совершенствованию и нормативной базы, и инфраструктуры. Все эти мероприятия отражены в дорожной карте, которую Минсельхоз составил на основе предложений отраслевых союзов, заинтересованных органов власти и других участников рынка. Например, необходимо увязать методики надзорно-контролирующих органов. По методике Россельхознадзора, его инспекторы обязаны оштрафовать сельхозпредприятие, если у него в пашне уровень азота меньше нормы. Но в период конверсии интенсивного поля в органическое, который в среднем составляет от трех лет до пяти лет, так и должно быть, т.к. меняются принципы землепользования: прекращается внесение химических удобрения, вводится специальный севооборот и другие принципы внесения удобрений. После конверсии основные показатели почвы восстановятся, но до этого, по сути, можно штрафовать всех, кто осмелится перейти на органику. У Роспотребнадзора вовсе нет методики проверки органической продукции. Без внятной регуляторики новые инвесторы в эту нишу не придут. 

 

 

- О создании какой инфраструктуры идет речь?

 

 

- Первое – это создание сертификационной системы. И здесь важную роль играет порядок аккредитации сертифицирующих по российскому ГОСТу организаций. Такая пока только одна (аккредитована в Росаккредитации) – «Органик-Эксперт». На действующие сто компаний количества специалистов в нем еще хватит, но мы ожидаем вскоре увидеть до 200-300 компаний в год, проходящих сертификацию, и для этого понадобится новый пул специальных инспекторов. Чтобы они появились, необходимо создать систему обучения таких специалистов, регулярной их переподготовки. Нужна также система сертификации производителей биоперпаратов и биоудобрений, которые заменяют химические. 

 

 

Не хватает специалистов и у самих производителей. Но первые шаги уже делаются: в Воронежской, Ярославской областях, в Башкоркостане ряд вузов уже в этом году получили или предусмотрели дополнительное финансирование на создание соответствующих кафедр по органике, специальных обучающих программ. Это также создание при действующих профильных вузах системы переобучения органическому сельскому хозяйству действующих агрономов, зоотехников и многих других специалистов. 

 

 

- Участники рынка большие надежды возлагают и на создание центра компетенций по органической продукции – чем он будет занят? 

 

 

- Это очень важный аспект дорожной карты, речь идет о создании при Минсельхозе специальной структуры, имеющей широкий круг задач в сфере развития и поддержки органического сектора сельского хозяйства. Например, одной из задач будет разработка методик для работающих в органике агротехников, агрономов, зоотехников и других ключевых специалистов. Сейчас ряд территорий составляют  агроэкологические карты, исходя из того, как это они сами понимают. Но единой методики нет. Поэтому Центр возьмёт на себя разработку единой методики по составлению агроэкологических карт территорий России. Эти карты сельхозземель будут составлены по принципу светофора: «красный» - органическое хозяйство невозможно, «желтый» - возможно при определенных вложениях и «зеленый» - когда сажай хоть завтра. Это очень важно как для бизнеса, так и для региональных властей, которые сейчас, после послания президента вновь озаботились темой органического сельского хозяйства и активно совещаются: что же им можно предпринять в этом направлении. А карты как раз и помогут сориентироваться: где нет смысла вовсе поддерживать органику, поскольку все равно ничего не выйдет, а где, напротив, целесообразно поддержать ее больше, чем какие-то бесперспективные направления.

 

 

- В каком объеме могут быть предусмотрены меры господдержки на федеральном и региональном уровне производителям органики? 

 

 

- Вопрос преждевременный, поскольку пока закон не вступит в силу, ни рубля не может быть выделено на федеральном уровне. При составлении Дорожной карты были предложены различные варианты поддержки, но какие из них войдут в программу поддержки на 2020 год, пока не известно. Ряд регионов имеют свои уже действующие законы об органическом производстве, поэтому они смогли заложить поддержку сектора уже в 2019 году. Например, в этом году Воронежская область решила, что разумно будет средства направить на субсидирование 100% затрат предприятий на сертификацию по органике (на это предусмотрено 10 млн рублей). Принимается решение субсидировать из регионального бюджета часть затрат предприятий на приобретение биопрепаратов в случае конверсии полей с химических на органические. Такие решения должны приниматься на местах, как раз исходя из местных экологических и рыночных условий. Например, там, где компании работают больше на внешние рынки, целесообразнее будет поддержать именно их с учетом новых экспортных задач. 

 

 

- Какие у вас предложения по стимулам для налаживания переработки?     

 

 

- У нас большая проблема с отсутствием кооперации в органике, но она в принципе решаема, что видно на отдельных примерах. Главное – несоответствие объемов органического сырья возможностям переработчиков. Например, молокозавод мощностью 25 тонн продукции в день согласился сертифицировать производство под органическое (надо все линии и цеха промыть, подготовить специалистов и многое другое), но поставщик молока готов дать только три тонны. То есть кто-то должен найти еще поставщиков, вместе с которыми уже можно создать рентабельную переработку и возможно с единым брендом. А пока мы видим, что переработчикам не хватает сырья для прихода в сектор и развития самостоятельного производства. Как результат, производитель сам и перерабатывает сырьё, и продаёт конечный продукт. А это серьёзно влияет и на цену конечного товара, и на развитие отрасли.

 

 

- И как разорвать замкнутый круг? 

 

 

- Нужен модератор, который либо консолидирует спрос и предложение, либо сам организует процесс. То есть он должен быть либо от государства, либо от бизнеса. Например, транснациональная компания «Валио» выступила в качестве основного переработчика и заказчика,  и теперь все производители молока в Финляндии, в том числе органического, работают с ней. У нас есть успешный пример в Башкоркостане: компания «Пышка» аккумулирует вокруг себя различных производителей, формируя предзаказы. То есть говорят: нам надо будет в следующем году сто тонн лесной ягоды определённого качества, дерзайте! И они у них в итоге есть. Мы через свой Национальный органический союз тоже готовы запускать такие программы кооперации, что отчасти уже делаем.  

 

 

- У крупных интенсивных агрохолдингов и не только уже есть годами наработанный опыт кооперации с крестьянами, даже с личными подворьями, которых они авансируют. Они заинтересованы в органике? 

 

 

- Да, крупный бизнес, безусловно, может сыграть решающую роль в модерации поставщиков, и уже начал это делать. Например, органические линейки у себя уже давно  запустил один из лидеров в мире по детскому питанию  компания HIPP, они уже сделали предзаказы по объему органических мяса и овощей. Сейчас в России «Данон» запускает у себя производство органического детского питания и собирает вокруг себя заинтересованных поставщиков - мы им лекции читать будем на тему, как наладить взаимодействие. Все в процессе становления, но, опять же, сейчас срочно необходима большая масса сырья. К примеру, HIPP для своего завода в Калининграде пока не может найти необходимое число поставщиков органических овощей и мяса. Хотя ключевые крупные контракты с известными игроками рынка - «АРИВЕРой» и «Савинской Нивой» они уже заключили. Смотрите, в чем сейчас основная проблема становления рынка. Когда я работал в Корпорации «Органик», мы договорились с крупным переработчиком и совместно сертифицировали его производственные линии для расфасовки нашей гречки. Но заплатили за сертификацию за год (менее не бывает), а переработали и упаковали всю нашу гречку всего за три дня. Так что без кооперации экономика не сложится, и региональные органы власти также могут принять в этом живое участие. Например, помочь тем же агрохолдингам собрать пул поставщиков.  

 

 

- Если нам прежде выхода на экспорт важно поднять внутренний рынок, то без замыкающего звена – ритейла, не обойтись. Сейчас даже обычным компаниям трудно прорваться на массовую полку, что говорить об органиках с их премиальной продукцией?

 

 

 

-  Это уже не так, отношение ритейла к поставщикам органической продукции в корне изменилось. Буквально недавно я общался с менеджментом крупнейших ритейлеров, и все хором заявили: мы готовы выделить полки под органическую продукцию, провести для поставщиков бесплатные PR акции и т.д. Но ведь продукции пока нет! В самом деле, мы сейчас начнем раскручивать органический бренд, покупатель поверит, придет в магазин и не найдет органики. Но это комплексная проблема, и отрадно, что те же ритейлеры подключились к процессу. Они начали понимать, в чем перспектива органической продукции, и готовы делать для нее большие исключения. Например, торговая сеть «Гипер Глобус» завела систему для заявок от поставщиков органики: чтобы они могли миновать тех самых категоричных неуступчивых менеджеров и обратиться к руководству напрямую с презентацией своего продукта. И тогда более продвинутый топ-менеджер спускает вниз условия работы с товаром.

 

В Рыбинске стартовал Кубок России по парашютному спорту

Интервью